Выставка на ЦТИ Фабрика.

Первая часть — собранные из различных источников мелкие монеты и банкноты, с которых аккуратно смыто человеческое присутствие (пот, грязь), с той же целью очищены металлические ручки дверей общественных пространств и других локусов осаждения человеческого товарищества. Таким образом, я собрал материал, пигмент человека для создания настенных росписей и полностью заполняет ими выставочное пространство.

Вторая часть проекта — аудиосоставляющая. Я подключил пьезодатчики к гидро- и вент- коммуникациям Фабрики так, что любое движение водных и воздушных потоков в процессе обычной ее жизнедеятельности в реальном времени отражается в пространстве выставки, усиливаясь через аудиосистемы.

В конечном итоге выставка явится совместным перформативным актом меня и зрителя, который собственным живописным слоем обозначит личное в ней участие.

«Экстракция человечности – выставка людского присутствия на предметах общего пользования, символ погибающего гуманизма вкупе с выворачиванием приватной жизнедеятельности в общественных коммуникациях ЦТИ «Фабрика», которая создает ощущение отделения земной юдоли от общей онтологии»

Видео Андрея Качаляна с открытия выставки 

Экстракция человечности

Мы никогда не сталкиваемся с реальностью прикосновений. Прикосновения бесполезны. Но ни одно из них не проходит бесследно. Человек полностью покрыт материей контакта.

Люди имитируют ее, чтобы принять факт ее существования. Они стараются сделать ее приемлемой, создавая технологии связи, но это всего лишь искусственный сон, из которого мы с неизбежностью пробуждаемся в вязкий социальный эфир.

Михаил Максимов заботливо собирает экстракт человечества — грязь с дверных ручек, купюр и бытовых предметов — и абстрагирует его от людей и вещей, показывая, что социальный интерфейс вовсе не прозрачен. Он незримо присутствует повсюду и указывает на несимволизируемый остаток нашей деятельности.

Тело, покрытое материей контакта, становится сверхпластичным и впрыскивает в социальное поле армии микроагентов, запутывая имена и свойства вещей. Эта драма невыносима. Она разворачивается в зоне неразличимости, пока язык не схватывает материю как жидкие знаки, как гибкое значимое ничто.

Искомая неотчуждаемость опыта притаилась здесь, в растворенном месте настоящего. Материя связи, лишенная символической дистанции, превращается в интерактивный кошмар, когда невозможно отделить себя от другого, живое — от неживого.

Материя контакта — это своего рода микрооператор, устраняющий фигуру пользователя и переводящий любого на положение носителя. Носитель не желает, носитель переносит, и ему необходимо разобраться со своим бедственным положением. Любое действие приобретает статус агента. Создавая преграду для грязи и инфекций, пытаясь ограничить свой жизненный мир, мы защищаем других или защищаемся сами?

Михаил Максимов создает лабораторные условия, в которых носители имеют возможность встать лицом к лицу с тем чужим и неосязаемым, что сопровождает нас повсюду и служит нашим проводником в мире чувств, но с чем никак нельзя обойтись, предъявляя требования, принятые при обращении с объектами.

Художник стерилизует действительность, чтобы добыть нектар контакта — материю, из которой может быть построен новый мир — мир, в котором одно непрерывно заражает своими свойствами другое.

Каждый может внести свой вклад в дело строительства, потому что не может этого не сделать. Начать можно с малого — очистить одни поверхности, чтобы оставить след на других.

Евгения Суслова