Сухой поэтико-документальный шансон-фильм MGB2HF

видео, 14 минут, 2013 год

Круг внутрисемейного смешения. Гравитация смерти. Мать рождает отца мужа.

Человечество, насколько это возможно, должно быть приведено к общему божественному знаменателю. Но мы наблюдаем смерть и бесконечно рождение, бездумное и неявное. Осознать человеку другого человека можно, только в отсутствии гравитации, ибо Притяжение планетвеличайшее зло: вот, что не позволяет людям быть, истинными людьми без греха, вот, что заставляет окапываться внутри квартир, плодить своих близких родственников, умножая материю.

Этот фильм о медиологических особенностях существования человека.

Как писал об этом превращении У. Б. Йейтс, «видимый мир перестал быть реальностью, а невидимый мир грезой».

фильм, снятый на устройство XBOX KInect, необходимое для редуцирования мелкомоторных репрезентаций. KINECT лишает изображение этого коммуникационного костыля, позволяя сосредоточиться на главномпонимании передачи опыта через поколения. Мы передаем, чтобы то, что мы знаем, чем живём, во что верим, не умерло вместе с нами

« Выбор состоит не в том, чтобы использовать наиболее изощренную технологию, но изощренным образом работать над технологией. 

Massimo Ferronato, The VX scene — 2001

Who is the actor? Where is the scene?

by Gazira Babeli

У меня не было возможности подробно поговорить с Михаилом о его «Матери рождающей отца мужа». Я совершенно не знаю его культурную подоплеку, его цели, его художественные принципы. 

Однако вот нижеследующие личные комментарии строго основанные на том, что я буду сейчас видеть в моем VLC плеере. Итак, начнем!

Поэтический способ работы с медиумом и технологиями (кажется это Кинект и АфтеЭфикс) основан на методе субтрактивного синтеза (Субтрактивный синтез — это метод синтеза, основанный на вычитании элементов друг из друга.)

Михаил использует Кинект, дабы стереть личность актёров, уничтожить их идентичность в данном месте действия, трансформируя необходимую принадлежность человеческого в некое подобие серого вещества. Для окончательного эффекта

все живое в сценах очеловечивается этим «серым веществом»

Мы воспринимаем актёров посредством их эмоций, посредством их способа восприятия места действия, и событий, разворачивающихся в картине. Мы стремимся воспринимать то, что воспринимает актёр.

Конечно, моё первое ощущение от «максимовских актёровизсероговещества» — отчуждение. Несколько минут я сосредотачиваюсь, пытаясь синхронизировать моё восприятие с этой жидкой сценой. Но ЭТО РАБОТАЕТ! Это работает как и классический театр. В древнегреческих театрах актёры скрывали свои лица за масками, передвигались на ходулях, изменяли голоса с помощью рупоров.

Да, Голоса…   Текст. Сценарий.

Здесь творится какая-то магия, и, честно говоря, говорить мне об этом сложно, так как я мало размышлял о таких художественных  подходах, как scrittura di scena Кармело Бене и/или Театр жестокости Антонена Арто.  

Итак, серое вещество «супер-актёров» (super-actors) звучит многослойно. Здесь субтрактивный синтез приложен к визуальности, заставляя чувства взрываться во многих направлениях.

Диалог, происходящий в режиме реального времени смешивается с голосами из долговременной памяти (LTM) и с классическим дикторским сопровождением.

(LTM — Долговременная память человека — блок обработки информации, характеризующийся практически неограниченными временем хранения и объемом хранимой информации. Ее эффективность определяется за счет систематического повторения семантически закодированной информации, приводящего к установлению ассоциативных связей между элементами, по которым отдельная информация может быть восстановлена из всего информационного поля.)

Вот VLC плеер выключился, и СЦЕНА случилась в нашей голове, в нашей памяти.

Михаил Максимов использует видео и современные технологии для переосмысления театральных форм в неповторимом ключе. Что я еще могу сказать? 

Уважаю!